smyslov_a (smyslov_a) wrote in msk_tsaritsino,
smyslov_a
smyslov_a
msk_tsaritsino

Categories:

История Царицына. Чёрный лес в окрестностях Царицына. Первое посольство Ивана Кондырева.

Сегодня речь пойдет о землях, лежащих южнее нынешней станции метро "Орехово". Напомним, что на правом берегу речки Черногрязки (нынешней Городенки) с обеих сторон Древней Коломенской дороги (а нынешняя Коломенская дорога в древности носила название Брашевской), которая с XVII века стала именоваться Большой Каширской, располагались последовательно четыре пустоши: Бабенково, а Бабкино тож (непосредственно на берегу), Коржавино, Казариново тож, Бобынино и Орехово, Алмазниково тож. Пустоши эти были небольшие. В древности на месте пустошей были деревни, но уже в XVI веке все они запустели. А что же было ещё южнее этих пустошей? Непосредственно к последней из этих четырех пустошей примыкала пустошь Высокая, Язвенка тож, а дальше шёл так называемый черный лес. В своей книге мы написали слово "чёрный" с прописной буквы. Мы думали, что это название леса. Но мы были не правы. Слово "чёрный" в древности имело определенный экономический смысл. Словом "чёрный" обозначались никому не принадлежавшие земли.

Когда-то, лет 600-700 назад все земли, в том числе и вокруг Москвы, были чёрными. Но по мере того, как великие князья передавали земли служилым людям в поместья, количество чёрных земель стало уменьшаться. И к началу XVII века рядом с Москвой уже было трудно найти участки таких чёрных земель. То, что чёрные земли никому не принадлежали, было не более чем народное мнение. Хозяин у всех земель был один - великий князь или царь. Он распоряжался этой землей по своему усмотрению: мог отдать участок земли в поместье или в вотчину, но при этом всё равно оставался его собственником. Тот факт, что южнее пустоши Высокой и вокруг неё: и по правому берегу огромного Хмелевского (Шмелевского оврага), и на левом берегу речки Язвенки, располагались дремучие, неосвоенные леса, подтверждается архивными документами, упоминающими этот самый чёрный лес. Чёрный лес считали общим достоянием не только крестьяне всех перечисленных нами пустошей (деревень), но и крестьяне деревень, расположенных на речке Обитце. Этого леса было столько много, что его хватало на удовлетворение потребностей всех крестьян огромной округи. Собственно говоря, вся современная царицынская лесопарковая зона составляет остаток исторического чёрного леса.

Именно, исторического! Учёные Царицынского музея недавно на научной конференции иронично заметили, что мы в своей книге, рассмотрели историю всего южного Подмосковья. Это, неправда! Ничего лишнего, что не касается истории Царицына, в своей книге мы не рассмотрели. Но мы считаем, что невозможно воспроизвести историю Царицына, ограничившись забором музея. Нас интересовала и древняя Фроловская дорога, на которой располагалась Черногрязская пустошь, и траекторию которой нам удалось воспроизвести. В этом отношении мы сделали то, что должны были бы сделать учёные из музея, но не сделали. Нас интересовали и Шайдуровское поместье, и пустошь Высокая, Язвенка тож, и чёрный лес и другие окрестности Царицына. Извините, господа учёные, хотя мы и любители истории, но по другому мы её просто не понимаем!
Но такой подход к истории предполагает, что к изучаемому объекту следует подходить издалека, постепенно. У нас в книге не только история собственно местности, но и история жизни людей, связанных с историей местности. Почему-то этот аспект истории тоже не интересен учёны из музея. А мы будем рассказывать вам и о жизни простых людей - царицынских старожилов, чью потомки живут и сегодня вокруг вас, и о жизни владельцев поместий и вотчин, связанных с Царицыном.

К истории пустоши Высокая, а Язвенка тож, прямое отношение имеет её владелец Иван Гаврилович Кондырев. Мы уже писали о нём, как об участнике битвы за освобождение Москвы в составе отряда детей боярских из города Мещовска. Именно его направили депутатом в Ярославль к князю Дмитрию Михайловичу Пожарскому с жалобой на притеснения со стороны казаков и с просьбой ускорить движение отрядов второго ополчения к стенам Москвы.
Подпись Ивана Кондырева мы находим под Утверженной грамотой об избрании на царство молодого Михаила Фёдоровича Романова. Иван Кондырев был талантливейшим человеком своей эпохи. Эти таланты были замечены царём, который стал направлять Ивана на выполнение особо важных дипломатических поручений.

Первые годы царствования Михаила Фёдоровича Романова, 1612-1617 гг., не были спокойными. Правительство молодого царя особое внимание уделяло укреплению северо-западных рубежей, где опасалось шведской интервенции, западных – против возможного вторжения поляков, юго-западных – против «Литовской Укайны» и южных, где предпринимались меры против возможных набегов крымцев. Много неприятностей производил и Иван Заруцкий, мечтавший сделать из сына Марины Мнишек от Лжедмитрия II нового Самозванца.

Первым царским поручением для Ивана Кондырева стало его посольство в Большую Ногайскую орду к князю Иштереку. За годы смуты Большая Ногайская орда и возглавлявший её князь фактически отложились от России, тогда как раньше находились от неё в вассальной зависимости. Кондырев отправился в путь в декабре 1613 г. через рязанские земли в низовье Волги. В марте 1614 г. он достиг первых ногайских улусов. Но найти Иштерека ему не удалось. Ногайцы не выдержали натиска калмыков, пришедших в годы Русской смуты из-за Уральских гор и нанёсших ногайцам тяжёлое поражение. Раньше улусы Большой Ногайской орды располагалась на левом берегу Волги. Нашествие калмыков вынудило их перейти на правый берег, но здесь располагались улусы Малой Ногайской орды, зависимой от Крыма. Не потерпели такого перехода и казаки. В результате, князь Иштерек вынужден был перевести свои улусы на Каму в Башкирские степи, а сам стал промышлять под Азовом. Послу вменялось вновь привести ногайцев к шерти (клятве верности) и уговорить их не поддерживать мятежного атамана Заруцкого, против которого у Кондырева, как мы выше показали, были свои счёты. С этим поручением он справиться не мог из-за изменившейся ситуации. Посольство его свелось к сбору важной разведывательной информации военно-политического характера. Эта информация, которую он доложил по возвращении в Посольском приказе, была действительно ценной. Кондырев посчитал, что ногайцы не надёжны, и тратить на их подкуп жалованье и поминки не имеет смысла. Согласно его выводам, более оправданно применить к ним военную силу и использовать против них казаков. Царь увидел способность Ивана Кондырева к выполнению посольских функций. Именно на этой дипломатической ниве суждено было прославиться Ивану Гаврилову сыну Кондыреву. Впереди его ждало совершенно необычное посольство.

Tags: История Царицыно
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments