smyslov_a (smyslov_a) wrote in msk_tsaritsino,
smyslov_a
smyslov_a
msk_tsaritsino

Category:

История Царицына. Судьба Царицына в XVII

Судьбу Царицына в XVII - XVIII веках во многом определяли важные события в личной жизни царей. Царь Михаил Федорович взошёл на царский престол ещё совсем юношей. В 1616 г. ему исполнилось 20 лет и его мать царица-инокиня Марфа решила, что сыну пора жениться. У неё на примете уже была невеста из рода Салтыковых, приходившихся царице роднёй. Многие из Салтыковых служили при царском дворе. Между тем решили соблюсти традицию, которая в XVI веке перекочевала из Византии на Русь, и устроили смотр невест, которых свезли из разных уголков государства. Материнские планы царь разрушил, так как ему понравилась Мария Хлопова, дочь коломенского дворянина. Её официально признали невестой и определили жить в царском дворце, оказывая почести, как будущей государыне. С этим обстоятельством не смирились Салтыковы. Невеста внезапно заболела. И хотя иностранные врачи, осматривавшие её, сделали заключение, что болезнь не опасна, Салтыковы сумели оговорить Марию, а царица-мать решительно потребовала, её удаления. Бояре в угоду царице вынесли вердикт, что Мария Хлопова "не годится для царской радости", и её отправили подальше от молодого царя в Тобольск.

Вернувшийся через несколько лет из польского плена отец царя, Патриарх Филарет, упрекнул сына в малодушии, он устроил следствие, в результате которого открылся заговор Салтыковых. Теперь уже их сослали в отдалённые районы России, а Мария Хлопова была переведена, правда, не сразу, в Нижний Новгород. Молодой царь по прежнему испытывал к Марии нежные чувства и настаивал, что ему никто не нужен, кроме неё. Однако отец царя, хотя и доказал невиновность Марии, имел в отношении брака своего сына совсем другие планы. Он хотел, чтобы царь сочетался с одной из представительниц королевских европейских родов. Но все его попытки сватовства оказывались неудачными. Никто из иностанных принцесс не хотел принимать православие, или боялись, что их в России постигнет та же участь, что датского принца, приехавшего свататься к Ксении Годуновой. В это время вновь сказала своё слово царица-мать. Она выдвинула сыну ультиматум: если царь женится на Хлоповой, то она покинет Россию. Царю пришлось смириться перед такой угрозой.

Через некоторое время мать-царица уже без всякого смотра невест подобрала своему сыну подходящую, как ей представлялось пару, - княжну Марию Владимировну Долгорукову из рода Рюриковичей. Свадьба состоялась 19 сентября 1624 г. Сама свадьба была ознаменована великосветским скандалом. Перед свадьбой царь с отцом-патриархом распорядились, что на торжестве все гости будут "без мест". Речь шла вовсе не о стульях, креслах и лавках. Этого добра хватало. Царь с отцом опасался обычных для таких торжеств местнических споров между различными князьями и боярами о том, кому из них сидеть ближе к царской персоне. Все этот указ исполнили, кроме боярина и князя Ивана Васильевича Голицына. Ему царь указал сидеть следом за освободителем Москвы князем Дмитрием Тимофеевичем Трубецким, а его жене, Ульяне, в "сидячих боярынях" - после жены князя Ивана Ивановича Шуйского. Князь Голицын считал себя знатнее и Трубецких, и Шуйских, и стал прилюдно и громогласно упираться, игнорируя уговоры царя и патриарха. Он готов был принять казнь, но не уронить свою честь. Такого поведения ему не простили, и после свадьбы лишили всех имений, в том числе и хором в Кремле, кроме небольшого имения под Арзамасом, а самого его отослали в ссылку в Пермь, где он через год и скончался.
На этом злоключения молодого мужа - царя не закончились. Через несколько дней после свадьбы молодая жена внезапно заболела. Болезнь продолжалась пять месяцев и закончилась печальной смертью. Существуют различные версии этой трагедии. Могло иметь место отравление со стороны завистников, а некоторые считают, что невеста была уже до свадьбы беременной неизвестно от кого и умерла от родовых схваток, воспроизведя на свет нежизнеспособного ребёнка. В старинных летописях, являвшихся иногда выразителями общественного мнения того времени, писали, что всё это было "Божьей карой" царской семье за исковерканную судьбу Марии Хлоповой. Так считал народ.

На повестку дня в качестве важнейшей государственной задачи встал новый, очередной брак царя, бездетного вдовца, которому было уже около 30 лет. Чтобы удержать трон Романовым нужно было продолжать потомство по мужской линии, которого к этому времени не было.
Вновь организовали смотрины невест. В качестве невест царю представили дочерей знатных особ и бояр, но царский выбор остановился на прислужнице одной боярыни, на Евдокие Лукьяновне Стрешневой. Ни мать, ни отец царя уже не посмели вмешиваться в ситуацию и этот выбор одобрили. Существует легенда, что немедленно отправили царского гонца к будущему тестю в его поместье. Когда гонец прибыл, то застал Лукьяна Степановича Стрешнева лично работающим в поле, так как у него был только один крепостной крестьянин. Это всего лишь легенда, призванная подчеркнуть бедность царской избранницы и её семьи. Фактами легенда не подтверждается, ведь выбор невесты состоялся в январе 1626 г., когда ни о какой работе в поле речи не могло идти. Хотя, отметим, что дети боярские и городовые дворяне, а именно к одной из этих категорий относился будущий царский тесть, действительно часто бывали довольно бедны.

В русской Википедии указывается, что Стрешневы - это можаитяне, то есть их родовое гнездо - город Можайск и его окрестности. Это правда в отношении только некоторых Стрешневых, приближенных ещё царем Иваном Грозным. Родовое гнездо Стрешневых, которые стали родственниками царя Михаила Федоровича является другой город - Мещовск (Мезецк). Этот город был присоединён к Московскому государству на рубеже XV - XVI веков. Никакой связи между можайскими и мещовскими Стрешнёвыми мы не установили.

Скорее всего, и те и другие Стрешеневы - просто однофамилицы. Дело в том, что многие русские дворяне в XIX веке озаботились составлением своих родословных. Для подтверждения родства достаточно было найти аналогичную фамилию в описях десятен или писцовых книгах. Такой метод неизбежно приводил к ошибкам. Мы уже писали про то, как дьяк Артемий Козлов присвоил себе родство со знаменитым стрелецким головой, владельцем наших царицынских земель, Иваном Васильевичем Козловым, выдав себя за его сына. Это была сознательная фальсификация. Ну, а в XIX веке почему-то многие стали считать всех носителей одной дворянской фамилии кровными родственниками, происходящими из одного корня. Тогда как на самом деле речь шла просто об однофамильцах и о разных родах. Когда мы стали заниматься своей родословной, то мы находили под каждого предка соответствующий архивный документ. Этот метод дал свой результат. Оказалось, что наша фамилия, Смысловы, в документах упомянута с 1711 г. Смысловы - это фамилия царицынских (шайдровских) крестьян. Но мы нашли подтверждение, что до 1711 г. у наших предков была другая фамилия - Вардомские. Уже после выхода в свет нашей книги мы сумели найти документы в литовских и белорусских архивах. Теперь мы ведем свою родословную, основанную на документах, с середины XV века, то есть примерно с 1450 г. Наши предки были личными слугами польских королей и владели поместьями в Белоруссии, которые существую и до ныне. Но об этом мы узнали не так давно.

На родословной Стрешневых мы ещё остановимся, а в следующий раз познакомим читателя с некоторыми летописными фрагментами царской свадьбы, которая состоялась 5 февраля 1626 г.
Tags: История Царицыно
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments