smyslov_a (smyslov_a) wrote in msk_tsaritsino,
smyslov_a
smyslov_a
msk_tsaritsino

Category:

История Царицына. Новая царская родня

После свадьбы молодому мужу, царю Михаилу Фёдоровичу, и его отцу, патриарху Филарету, как и полагалось в таких случаях, пришлось решать имущественные притязания своей новой многочисленной родни - мещовских Стрешневых. Как мы уже писали, царский тесть, Лукьян Степанович Стрешнев, получил огромный дворец на территории Московского Кремля. Сын Лукьяна Степановича, Семён, был ещё подростком, и был зачислен в штат комнатных стольников своей сестры, царицы Евдокии Лукьяновны.

В современной историографии до сих пор превалирует точка зрения, что Стрешневы - ничем не выделявшийся захудалый род детей боярских. Мы провели собственное расследование, перечитав огромное количество исторических источников. В результате, нам удалось восстановить родословную мещовских Стрешневых и опровергнуть такую точку зрения.

Прадеда царицы, Андрея Васильевы сына Стрешнева, мы нашли в Синодике по убиенных во брани, в который по указу царя Ивана Грозного заносились имена убитых на поле брани, пленённых и без вести пропавших в многочисленных сражениях. Из Синодика мы узнали, что Андрей Васильев, лета 7081-го февраля в 7 день числился побитым «на цареве государеве службе в Немецкой земле под Пайдою». Крепость эта имела немецкое название Вейсенштейн. После одержанной летом 1572 г. блистательной победы русских войск над огромным татарским войском при Молодях, Иван Грозный, ободрившись, решил продолжил войну в Эстонии, направив туда 80-титысячное русское войско. Войска беспрепятственно взяли множество крепостей и первой крепостью, оказавшей сопротивление, оказалась Пайда. При её взятии сложил голову верный сподвижник царя и опричник знаменитый Малюта Скуратов. Опечалившись такой потерею, царь приказал сжечь живьём всех пленных шведов и немцев.

Однако военное счастье было переменчивым, и уже через шесть с половиной лет войска Ивана Грозного не смогли противостоять польскому войску под командованием короля Стефана Батория под стенами Великих Лук. Крепость обороняли шесть или семь тысяч русских воинов. От взрыва башни, наполненной порохом, обрушилась часть крепостной стены. Возник сильный пожар, который окончательно покончил с крепостными укреплениями, неприятель ворвался в крепость, наполненную трупами погибших. По царскому повелению были «лета 7089-го сентября в 5 день грех ради наших Богу попустивших на ны в нахождение безбожнаго Стефана, короля литовского, на град Луки, и пострадавшим тогда во граде православным християном, избиенных и сожженных и всякими муками скончавшимся за святыя церкви и за святую нашу непорочную веру християнскую выписаны воеводы и головы, и дети боярские, и головы стрелецкие, и сотники, которые сидели на Луках в осаде, и которые воеводы и дворяне, и дети боярские побиты, и которые живы в полону, и про которых ведома нет, убитые ли или в полон взяты». Среди них было семеро Стрешневых: родной брат, три племянника и три сына Андрея Стрешнева. Однако, к счастью, некоторые из них оказались живы, попавшими в плен. В польском плену 13 лет был и Степан Андреев сын Стрешнев, дед будущей царицы, вышедший из «полону» в 1584 г.

Отметим, что предки многих коренных жителей Царицына принимали самое непосредственное участие в этой войне, но только в составе королевских отрядов (хоругвей) на стороне Речи Посполитой.
В годы царствования Фёдора Иоанновича и Бориса Годунова Стрешневы, действительно, ничем не выделялись из среды дворян и детей боярских Украинных городов России, к которым относился и город Мещовск. Игнатий да Лукьян, да Сергей, да Боголеп (он же Иван) Степановы дети Стрешневы упомянуты в Боярском списке 1606-1607 гг.

Сведения о Стрешневых довольно часто встречаются в начальные годы царствования Михаила Фёдоровича. Их служба не всегда была рядовой. Так, Иван Степанов сын Стрешнев упоминается председателем Боярской думы, заседавшей в Московском кремле в период с 28 апреля по 2 мая 1613 г., что, несомненно, свидетельствовало о признании его заслуг.

Фёдор Степанов сын Стрешнев был первым из выборных мещан (жителей города Мещовска), подписавшихся под грамотой об избрании в цари Михаила
Фёдоровича Романова. Его сын Степан Фёдоров сын Стрешнев также подписался под Утверженной грамотой об избрании на Московское государство Михаила Фёдоровича Романова. Это было свидетельством грамотности Стрешневых, что было редким явлением для того времени.

В начале нового царствования страна была наводнена казацкими шайками и отрядами поляков, которые занимались грабежом и насилиями. Особенно свирепствовал неуловимый и мобильный отряд польского полковника Лисовского. В 1615-1617 гг. Фёдор Степанов Стрешнев служил воеводой в городе Лихвин. Об успешном отражении Лисовского Фёдор Стрешнев отпиской сообщал царю: «Сентября во 2 день за час до света пришли к Лихвину Лисовской с Литовскими людьми, и к Лихвину приступали жестокими приступами всеми людьми; и он Федор прося у Бога милости в Лихвине в малом острожке в осаде с Лихвинскими с ратными людьми сидел, и Государю служил, с Литовскими людьми бился с утра и до седьмова часу дни, и с Божьею милостию и Государевы щастьем от Литовских людей в малом острожке отсиделись, и Литовских людей на приступех многих побили и переранили». В декабре 1615 г. под Лихвин ещё дважды приходил отряд Лисовского. И оба раза сидевшие в осаде лихвинцы малыми силами (30 стрельцов и 18 пушкарей и затинщиков) делали успешные вылазки, взяли языков и отбили у Лисовского многочисленный полон русских людей. О своих успешных действиях Фёдор Стрешнев отпиской опять докладывал лично государю. Действия Фёдора Степановича Стрешнева были геройскими.

В 1616 г. «июня в 26 день прислан с сеунчом из Белева от воеводы от князя Михаила Солнцова белевец Степан Федоров сын Стрешнев с тем, что июня в 11 день приходили под Белев литовские люди полковник Казановской, и он, князь Михайло, посылал против литовских людей голов с сотнями, и головам с литовскими людьми был бой на посаде от утра до полдень, и литовские люди от Белева пошли в Козелеск, и он, князь Михайло, на литовских людей посылал голов с сотнями, Ондрея Воейкова с товарыщи, и головы сошли литовских людей на Козельском лесу у засеки, и литовских людей многих побили и языки поимали, и знамена и литавры взяли. И ему дано государева жалованья за сеунчь 5 рублев да сукно доброе».
Сергей Степанов сын Стрешнев в 1615-1616 гг. служил первым воеводою в Алексине, а в 1618 г. на его место был назначен его родной брат Иван Степанов сын Стрешнев.

Стрешневы приняли активное участие в обороне Москвы во время «королевичева прихода». Царь Михаил Фёдорович отметил всех отличившихся в осаде. Родной брат Лукьяна Степановича Стрешнева, Сергей, который жил в то время в соседнем с Мещовском Серпейске, стал московским дворянином, его племянник Григорий Игнатьев получил чин стольника. Более дальние родственники получили и чины и поместья в различных уездах.
Ещё до того, как царь Михаил Фёдорович выбрал себе в жёны Евдокию Лукьяновну Стрешневу, многие мещовские Стрешневы: Максим и Матвей Фёдоровы дети, Илья Афанасьев сделали при царском дворе хорошую карьеру, стали царскими приближёнными. Матвей Фёдоров в московской осаде был вторым воеводой на передовом рубеже обороны в Новодевичьем монастыре, затем служил первым воеводой в Костроме, его брат Максим служил первым воеводой в Козьмодемьянске. На виду у царя были и Степановы дети: Сергей – второй воевода в Воронеже, Иван – в Алексине, а Фёдор – в Калуге и в Чаранде.
Нельзя утверждать, что Степановы дети после царской свадьбы 5 февраля 1626 г. резко продвинулись по служебной лестнице и что они были в такой же степени приближены к царю. В свадебных мероприятиях приняли участие братья Сергей и Иван, вообще не участвовал Фёдор. На именинах царицы в этом же году присутствовал сын последнего, Степан Фёдоров. Сергей продолжил службу вторым воеводой в Воронеже, а в 1627 г. его там заменил племянник Степан Фёдоров. В 1629 г. Степан Фёдоров, ставший стольником, был переведён из Воронежа воеводой в Севск, а в 1631 г. он был отправлен в дальние края, на Вагу. Иван Степанов получил воеводство только в 1635 г. – в Севске, затем в 1644 г. – в Курске.

Но было бы неправильным и обратное утверждение, что Стрешневы не пользовались своим новым положением, став царской роднёй. Так, Фёдор Степанов сын Стрешнев 26 января 1627 г. обратился к царю с челобитьем, в котором напомнил о своих прошлых заслугах по защите города Лихвин от банд Лисовского и выразил мнение, что его награда за этот подвиг (дополнительный поместный оклад в 100 четей земли к уже имевшимся у него 800 четям и доплата в размере 18 рублей к прежнему денежному жалованию, которое составляло 27 рублей) неадекватны его подвигу. Царь удовлетворил просьбу своего нового родственника, увеличив дополнительный поместный оклад ещё на 100 четей, он распорядился установить также более высокую денежную доплату к прежнему окладу «денег из Четверти 25 рублев, да с казенново двора велел ему Государь своего Государева жалованья дать отлас золотной в 50 рублев, да сорок соболей в 60 рублев, для тово, что ему в те поры за тое службу шубы и кубка не дано против ево братьи». Отметим, что сравнение его с братьями доказывает, что эти братья были в своё время щедро награждены царём.

На государевой службе в наибольшей степени проявил себя стольник Степан Фёдоров сын Стрешнев. Причём успеха он добивался именно своей службой, а не протекцией внезапно ставших знатными и богатыми родственников. Будучи вторым воеводой в Воронеже, он участвовал в боевых операциях по отражению татарских набегов. В результате трёх боёв, «татар побили, и языки поимали и полон отбили, а в языцех взято татар 10 человек». За эту победу он был пожалован царём к его поместному окладу в 650 четей дополнительным окладом в 150 четей. Денежный его оклад был увеличен на 35 рублей до 54 рублей.

Дядя царицы, Фёдор Степанович Стрешнев, по неизвестной причине появился при дворе позже всех близких родственников, только в декабре 1627 г. при встрече турецких послов, выставив для встречи трёх даточных людей. Но, по-видимому, он был любимым дядей царицы, которая в 1628 г. сделала его своим дворецким, управляющим царицыной Мастерской палатой. В его обязанности было не только заведование вещами царицы, но и заказ молебнов по её поручению, а также раздача милостыни. 2 февраля 1634 г. Фёдор Степанович был пожалован в окольничие, а боярством он пожалован царём Алексеем Михайловичем 29 сентября 1645 г., незадолго до своей смерти.

Сразу после свадьбы в 1626 г. два родных дяди царицы, Иван и Фёдор Стрешневы, а также её двоюродный брат, стольник Степан Фёдоров, были допущены и приняли участие в «роздаче» дворцового села Булатниково и его земельных угодий, получив обширные поместья близ Москвы, и в этом заключалась, пожалуй, их главная на тот момент привилегия.

Так же как и царская свадьба, "роздача" села Булатниково стала событием, предопределившим судьбу нашего Царицына. Но об этом мы расскажем в другой раз.
Tags: История Царицыно
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments