smyslov_a (smyslov_a) wrote in msk_tsaritsino,
smyslov_a
smyslov_a
msk_tsaritsino

Categories:

История Царицына. Раздел села Булатникова

Как мы уже писали, важнейшими событиями, определившими будущую судьбу Царицына, явились царская свадьба и последовавший вслед за этим раздел села Булатниково в пользу новой царской родни, Стрешневых.
Село Булатниково, когда-то при Иване Грозном, было огромным. Иван Грозный планировал, чтобы его сын Иван Иванович располагал землями рядом с летней царской резиденцией Ивана Грозного, селом Коломенским, в состав которого входили и Черногрязские пустоши. Дворцовое село Булатниково как нельзя лучше подходило для этой цели. И на короткое время этот замысел царя осуществился. Но затем в годы Смутного времени, от обширных угодий этого села различным владельцам начали раздаваться отдаленные территории. Этот процесс усилился в первые годы царствования Михаила Романова. На реке Обитце земли получили дворяне Кондыревы и Леонтьевы. Причем Иван Гавриловичу Кондыреву досталась пустошь Высокая, находившаяся рядом со станцией метро "Орехово". Но само ядро царской вотчины, включая непосредственно село Булатниково, оставалось в дворцовых владениях. Стрешневы, видимо, уже присмотрелись к этим землям. Их прельщало и то, что эти земли находились рядом с летней царской резиденцией царской семьи, селом Коломенским.

Это в годы демократии министры обороны прочий чиновной люд распоряжаются государственными землями, как своими собственными. А в те далекие времена, несмотря на то, что монарх обладал абсолютной властью, ему, монарху, было не удобно, просто так одарить землями своих новых родственников. Нужно было, соблюдать приличия, поэтому следовало найти еще каких-либо достойных претендентов на них, и поделить эти земли между ними. Таким претендентами оказались князья Львовы: Василий, Семён и Иван.
Все они происходили из древнего княжеского рода, ведшего свою родословную от легендарного Рюрика. Их отец, князь Пётр Михайлович Львов, в первые годы царствования Михаила Фёдоровича, в 1614 г., служил воеводой в Арзамасе, но больше ничем особым отмечен не был и, по-видимому, рано умер. У него была вотчина в Ликургской волости Галичского уезда, которую он оставил своим двум младшим сыновьям: Семёну и Ивану. Всем его сыновьям покровительствовал их родной дядя известный царедворец, боярин князь Алексей Михайлович Львов. В результате, братья, за исключением младшего из них, Ивана, сделали блестящую дворцовую карьеру. Старший брат, Дмитрий, который в разделе села Булатникова участия не принял, достиг боярства, а средние, Василий и Семён, стали стольниками и окольничими.
Стрешневым, а именно двум родным братьям царского тестя, Фёдору и Ивану, а также сыну Фёдора, Степану, досталась бóльшая часть угодий села Булатниково. Вот текст старинного документа: "За Федором за Степановым сыном, да за сыном ево за стольником за Степаном Стрешневыми два жеребья села Булатникова. А на их жеребей двор помещиков – Федоров, а во дворе живет человек их Никифорко Федоров, да место дворовое, помещиково – Степаново. Да крестьянских два двора – людей в них пять человек, да два двора бобольских - людей в них пять человек … Пашни, наездом паханные, перелогом и лесом поросло середние земли 177 четвертей с четвериком в поле, а в дву потомуж. Сена ко всему селу Булатникову вопче с Иваном Стрешневым, что бывало валовые пазбища – 60 копен. Да сена ж по речке Жаровенке, да от речки Жаровенки вверх по речке по Обидце – 150 копен. Да отхожева сена под Коломенским у реки у Москвы – 100 копен, опричь Иванова жеребья Львова. Лесу ко всему селу Булатникову вопче с Иваном Стрешневым и с Вязовицким лесом – 20 десятин. Да за Федором, да за сыном ево Степаном на их два жеребья – два жеребья пустоши Никольской на враге, а третий жеребий той пустоши – за Иваном Стрешневым. А в ней пашни паханные, и перелогом, и лесом поросло, середней земли – 30 четвертей с осьминой в поле, а в дву потомуж. Сена 40 копен, лесу две десятины. Два жеребья пустоши Кучина на речке на Язвенке, а третий жеребий той пустоши – за Иваном Стрешневым. А в ней пашни, перелогом и лесом поросло, земли середние – 10 четвертей в поле, а в дву потомуж, сена 20 копен, лесу четыре десятины. Две трети пустоши Кокоревы на речке на Язвенке, а треть той пустоши за Иваном Стрешневым. А в ней пашни, наездом паханные, и перелогом, и лесом поросло 14 четвертей, сена 12 копен, лесу три десятины бес трети. Две трети пустоши Починка, а Старое Кокорево тож, а треть той пустоши за Иваном Стрешневым. А в ней на их две трети пашни, перелогом и лесом поросло середние земли 10 четвертей в поле, а в дву потомуж. Сена 20 копен, лесу две десятины. Две трети пустоши Афаносовы, а Гришино тож, а треть той пустоши за Иваном Стрешневым. А в ней пашни наездом паханные, и перелогом, и лесом поросло 10 четвертей, в поле, а в дву потомуж, сена 14 копен, лесу две десятины. И всего за Федором, да за сыном ево Степаном Стрешневыми поместья в Ратуеве стану два жеребья села, да в пяти пустошах по две трети пустоши. А в них двор помещиков, да два двора крестьянских, а людей в них пять человек, да два двора крестьянских, а людей в них тож, да место дворовое помещиково. Да им же вообще место дворовое помещиково, да четыре – дворовых, крестьянских. Пашни: пашни паханные, средние земли, четверик. Да наездом пахано 39 четвертей бес полуосьмины. А доброй земли с наддачей 31 четверть, да перелогом и лесом поросло 211 четвертей с осьминою и четвериком. А доброй земли с наддачею 169 четвертей с полуосьминою и четвериком. Всего пашни паханные с наежжею пашнею и перелогом и лесом поросло, середние земли 250 четвертей с осьминою, а доброй земли с наддачею 200 четвертей с осьминою, в поле, а в дву потомуж. Сена, опричь Ивановы доли Стрешнева, – 346 копен. Лесу непашенного у пустошей 30 десятин бес трети десятины. А у села Булатникова лесу 20 десятин вопче с Иваном Стрешневым. Сошного тягла в живущем и в пусте – четверть сохи и осьмина, пашни - переложные земли. А платить с живущаго в сошное письмо с четверика пашни. А писать то поместье за Федором за Степановым по Государеве грамоте, какова прислана к писцам за приписью дьяка Венедикта Махова во 134 году".

От князей Львовых в качестве новых помещиков выступили Василий и Иван. Но Василию достались сельцо Новое, деревни Прудищи и Тимохова, а Ивану - примерно одна треть описанный угодий. Делить сам населенный пункт, село Булатниково, на части показалось неприемлемым ни Стрешневым, ни князю Ивану Петровичу Львову, и они в том же 1626 г. договорились о полюбовном обмене. Князь Иван уступил Стрешневым принадлежащий ему "помещиков" дом и четыре крестьянских двора в самом селе, а Стрешневы за это отдали ему пустошь Черепову (Черепиху) на речке Череповке и еще несколько пустошей, включая пустошь Тарычеву. Тут же князь Иван переселил своих крестьян из села Булатникова на пустошь Тарычеву. Так возникла деревня, а затем и село Тарычево.
Нам интересна пустошь Черепиха, расположенная на левом берегу речки Язвенки. Ныне эти земли входят в состав парка Царицыно, примерно, напротив беседки "Миловида". Присоединить эту пустошь к своим угодьям мечтали многие знатные царицынские владельцы, но она почти на два столетия так и оставалась в руках различных частных владельцев. Не удалось это сделать даже всемогущей императрице Екатерине II.

Закончим мы сегодняшний рассказ описанием дорог, которые вели в те годы в поместье Стрешневых, село Булатниково. В то время в село Булатниково вело две дороги. Одна более длинная – Большая Каширская дорога (она же Коломенская дорога), которая у дворцовой деревни Беляевой уходила вправо, пересекала речку Чертановку, оставляла с правой стороны деревню Шайдурову, находившуюся в поместье у дьяка Никиты Дмитриева, пересекала речку Городенку, которая в том месте называлась речкой Чёрной Грязью, оставляла с левой стороны деревню Киселёву, находившуюся в поместье у Ивана Степанова сына Киселёва (Большого), шла мимо небольшой дворцовой деревеньки Казариновой и Черногрязских пустошей, через бывшую дворцовую деревню Орехову. Далее дорога шла сначала по земле московского дворянина Ивана Гавриловича Кондырева отхожей пустоши Высокой, а затем - по земле пустоши Румянцевской, принадлежавшей причту Большого Успенского собора в Кремле. Здесь Большую Каширскую дорогу пересекала Румянцевская дорожка, на которую и следовало повернуть направо по направлению к деревне Прудищи князя Василия княж Петрова сына Львова. Далее путь шёл через деревню Прудищи и вдоль истока речки Жаровенки, пересекая её. Так можно было попасть в село Булатниково.

Но была и более короткая дорога, о которой исследователи местности мало знают. Она называлась Ермолинской, или Фроловской. Эта дорога ответвлялась от Большой Серпуховской дороги, где-то примерно в районе станции метро «Варшавская», а далее шла по землям Ново-Спасского монастыря, где позднее появилась деревня Котляково, пересекала речку Чертановку и по землям отхожей пустоши Высокой (Высокуши) устремлялась к Пушкину оврагу, по дну которого спускалась к речке Городенке. Далее она шла по берегу речки Городенки, пересекала её и шла от устья речки Язвенки по её правому берегу. Пересекала речку Язвенку выше впадения в неё Барсучьего оврага, подымалась по его правому берегу, оставляя в правой стороне земли пустоши Черепиха. Далее шла лесом параллельно речке Черепичке в сторону Прудищенского оврага и ручья, впадающего в речку Жаровенку (Журавенку), оставляя с правой стороны земли деревни Загорье и овраг, на котором она располагалась. Дорога пересекала речку Жаровенку и уклонялась в сторону села Ермолина, но в этом месте к ней подходила дорога из села Булатниково.
Tags: История Царицыно
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments