smyslov_a (smyslov_a) wrote in msk_tsaritsino,
smyslov_a
smyslov_a
msk_tsaritsino

История Царицына. Жизнеописание Алексея Борзецова (часть первая).

Границы исторического Царицына и нынешнего одноимённого муниципального округа не совпадают , и довольно значительно. К историческому Царицыну относятся территории на правом берегу речки Городенки вплоть до станции метро "Орехово" и все междуречье между нынешней Городенкой и Чертановкой, примерно отграниченное улицей Бехтерева. В последних очерках мы вели речь об упомянутых территориях на правом берегу Городенки (пустоши Бабенково, а Бабкино тож (она же Киселёва), Коржавино, а Казариново тож, Бобынино и Орехово, Алмазниково тож), а на левом берегу - о пустоши Черногрязской (примерно, квадрат между улицами Луганской, Кавказским бульваром и ул. Бехтерева.). История остальных территорий муниципального округа "Царицыно" и части муниципального округа "Москворечье-Сабурово" в междуречье Городенки и Чертановки (улицы Кошкина, Кантемировская, Ереванская, Медиков, Каспийская, Кавказского бульвара до круга и Пролетарского проспекта) до середины XVII века была самостоятельной.

Это - история древней пустоши Острединовской и пустошей, входивших в состав древнего Шайдуровского поместья. В самых первых очерках мы проследили эту историю до Смутного времени. В годы Смутного времени Шайдуровское поместье разделилось на две части. На одной из них, перешедших во владение Новоспасского монастыря, возникла монастырская деревня Котлякова, а другая отошла дьяку Никите Дмитриеву. В 1626 г. в Москве в результате крупного пожара сгорели правоустанавливающие бумаги Поместного приказа, поэтому московское правительство обратилось с просьбой к владельцам земель предоставить имеющиеся в их распоряжении бумаги, для подтверждения своих прав. Дьяк Никита Дмитриев к этому времени был ещё жив, хотя уже давно отошёл от активного "государева" служения. Он и предоставил имеющуюся у него "ввозную" грамоту на Шайдуровское поместье, выданную ему царём Василием Ивановичем Шуйским.
С 1626 г. по 1646 г. мы не встречаем документальных упоминаний о Шайдуровском поместье. Но в списке с Переписной книги 1646 года сёл и деревень и дворов дворцовых в подмосковных волостях мы находим следующую запись: «За Алексеем Тимофеевым, сыном Борзецовым сельцо Шайдурово на речке на Чертановке».
Кем же он был, Алексей Тимофеевич Борзецов, который упоминается первым вотчинником, владельцем сельца Шайдурова? До нас историю его жизни никто не исследовал.
Согласно Онамастикона академика С.Б. Веселовского Борзецовы – древний род детей боярских из Москвы. Иван Филиппович Борзецов упоминается в 1522 г., Ратман Иванович Борзецов – в 1543 г., Бурнаш (в крещении Тимофей) Фёдорович Борзецов – в 1551 г. Последний и является прадедом Алексея Тимофеевича. Следы Борзецовых мы нашли в древних географических наименованиях бывшего Коломенского уезда.

В годы царствования Ивана Грозного мы находим Борзецовых были на службе в Переяславле-Залесском (в нашей книге мы совершили ошибку, определив местом их службы Переяславль-Рязанский). Дед Алексея Борзецова, Григорий Бурнашов (Тимофеев) сын Борзецов, впервые упомянут в Переяславльской десятне верстальной и денежной раздачи 1584 г. при царе Иване Грозном, где он был испомещен в 1-й статье городовых детей боярских поместным окладом в размере 300 четей. В Переяславльской десятне в 1590 г. уже при царе Фёдоре Иоанновиче его поместный оклад остался прежним, а в 1604 г. – при царе  Борисе Годунове Григорий Борзецов служил писцом, составляя «Мещерские книги письма и меры».

Отец Алексея Тимофеевича Борзецова, Тимофей Григорьев, в отличие от деда, числился при царе Фёдоре Иоановиче в Десятне детей боярских Московского уезда в 1586 г., где он был испомещен по второй статье среди городовых дворян 250 четями земли.
Молодость Алексея Тимофеева сына Борзецова пришлась на Смутное время. Он был среди 500 дворян и детей боярских – рязанцев, которые пришли под Москву вместе с отрядами Истомы Пашкова и Прокофия Ляпунова в поддержку Ивана Болотникова осенью 1606 г. Разагитировать москвичей, которые собственными глазами видели труп Лжедмитрия I, лазутчики Ивана Болотникова не могли. Наоборот, принимавшие непосредственное участие в заговоре против Лжедмитрия I и в его убийстве «лучшие люди» из московских торговцев отправились в лагерь Болотникова в село Коломенское, где своим убеждением поколебали убеждения многих. Когда Болотников заявил, что встречался с «истинным» царевичем в Польше, посланцы заявили, что этого не может быть, так как он был убит.

Ориентация Ивана Болотникова на чернь и холопов, проводимые им жестокие репрессии против мелкопоместных дворян и детей боярских, в том числе и в окрестностях Коломенского (а стояли в Коломенском да на Угреше), не могла не отвратить от него часть отрядов дворян и детей боярских – рязанцев Истомы Пашкова и Прокофия Ляпунова. Алексей Тимофеев сын Борзецов был в составе тех 40 из них, перешедших на сторону царя Василия Шуйского, а, следовательно, и получивших от царя Василия Шуйского награды в виде золотых монет, заменявших в русском войске того времени медали и ордена. Именно свидетельство Алексея Тимофеева сына Борзецова, взятое из его частной переписки, используется сейчас историками как единственное достоверное свидетельство очевидца о составе отряда рязанцев, перешедшего на сторону царя и, таким образом, обрекшего войско И. Болотникова на неудачу.

В 1608 г. Алексей Тимофеев сын Борзецов женился на Авдотье, дочери погибшего в Зарайске при переговорах с изменниками, проводимых по царскому поручению, рязанского помещика Даниила Юрьевича Лосенкова. Затем Борзецов попал, как он сам свидетельствовал, насильно, будучи задержанным на дороге при переезде со своей новой семьёй в Переяславль-Рязанский, в Тушинский стан к Лжедмитрию II. Это его утверждение имеет под собой историческое подтверждение. Осенью 1607 г. царь Василий Шуйский распорядился послать собранные в Рязани ратные силы на осаду Тулы, где укрывались Иван Болотников и очередной самозванец «царевич» Пётр, а в Рязанском крае разгорелось «мужицкое восстание» в пользу Лжедмитрия II, которое длилось несколько лет. Помещики не могли жить в своих поместьях, и вынуждены были со своими семьями искать убежища в городах-крепостях. Особенно тяжёлое положение сложилось в районе
Переяславля-Рязанского. При Семибоярщине Алексей Борзецов сумел оформить на себя запустелые поместья Лосенковых в деревнях Великое поле, Сушкове и Полянке. При этом он обязался содержать вдову-тёщу и выдать замуж с приданым сестёр своей жены. Кроме того, за ним также числилась в Перевицком стане «старая ево вотчина пол сельца деревни Слободки Немцовы».

Вначале 1611 г. рязанское дворянство, возглавляемое Прокофием Ляпуновым, горячо откликнулось на патриотические призывы к освобождению Москвы от польских интервентов. «И Московского государства всякие люди, видя королевскую неправду, что Жигимонт король во всем нарушил крестное целованье и Московским государством хочет завладеть к Польше и к Литве, почали збиратца по городом со всякими людми воинскими, чтоб им притить, и Московское государство очистить и Литву из Москвы выбить. Збирались по городом: на Резани збирались Прокофей Ляпупов, в Колуге збирались князь Дмитрей Тимофеевич Трубетцкой, в Нижнем князь Олександр Ондреевич Репнин. И изо всех Замосковных городов служивые всякие люди собрався пришли под Москву. А на Москве в те поры были Литовские люди: Олександра Гасевской, да Зборовской, да Струсь, да Зановской (Казановской), и иные полковники и ротмистры со многими с Литовскими и с Неметцкими людми». Прокофий Ляпунов стал душой Первого земского ополчения, но был предательски убит казаками атамана Ивана Заруцкого. Оставшиеся без предводителя рязанцы разъехались, а небольшая их часть перешла под командование князя Дмитрия Тимофеевича Трубецкого. В войске земского ополчения князя Дмитрия Тимофеевича Трубецкого Алексей Тимофеев сын Борзецов был жильцом «без съезду». Должность жильца открывала ему путь в московское дворянство. Он принял непосредственное участие в боевых действиях против поляков. В ноябре 1611 г. за его заслуги ему был установлен довольно значительный поместный оклад в 600 четей и денежный оклад – 25 рублей.

В следующем очерке мы продолжим жизнеописание Алексея Тимофеевича Борзецова, его службу на гражданском поприще.
Tags: История Царицыно
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments