smyslov_a (smyslov_a) wrote in msk_tsaritsino,
smyslov_a
smyslov_a
msk_tsaritsino

Category:

История Царицына. Жизнеописание Алексея Борзецова (часть четвертая-окончание)

Выполнение ответственных дипломатических поручений Алексей Тимофеевич Борзецов чередовал с воинскими обязанностями. А.Т. Борзецов, несомненно, имел воинские навыки и, хотя и не прославился в ратных делах, но не раз ему поручали руководить войсковыми соединениями.

В первой половине XVII века Русское государство для обороны южных границ формировало так называемую Большую засечную черту между Брянскими и Мещерскими лесами. Она начиналась южнее реки Жиздра в непроходимых Брянских лесах и тянулась с запада на восток, заканчиваясь на реке Оке севернее г. Переяславль-Рязанский. Черта состояла из отдельных засек: Козельской, Белевской, Крапивенской, Тульской, Каширской, Рязанской и других, а также специально воздвигнутых крепостей. Через города Ряжск и Шацк проходил отдельный юго-восточный участок Черты, защищавший город Рязань. Оборонительные сооружения создавались из лесных завалов-засек, чередовавшихся с частиками-частоколами, надолбами, земляными валами и рвами в безлесных промежутках, и местами достигали в глубину протяженности в 20-30 км. Использовались также местные естественные препятствия: реки, озёра, болота, овраги. На лесных дорогах ставились укрепления-крепостцы, башни, которые были вооружены пушками. В лесах, где проходила засечная черта, запрещалась рубка леса и прокладывание новых дорог и троп.

Вдоль всей Большой засечной черты было воздвигнуто около 40 крепостей. В районах засечной черты функционировала специальная сформированная подвижная армия, численность которой в 1636 г. составляла 17005 человек. Она размещалась в Переяславле-Рязанском, Михайлове, Пронске, Крапивне и некоторых других городах.

В 1635-1636 гг. Борзецов был меньшим воеводой в сторожевом полку в городе Пронске. В то время сторожевые полки состояли преимущественно из конницы. В войсковых походах задачей сторожевых полков было прикрытие основных сил, а также разведывательные действия на пути следования основных войск и в тылу противника. Если завязывался бой, то сторожевой полк, как правило, отводился в резерв, а при отходе основных войск составлял их арьергард.
Так же по росписи Борзецов был сходным воеводой в передовом полку. В то время царь одновременно выполнял функции и главнокомандующего и начальника генерального штаба. От него исходили указания, которые подробно расписывали действия воевод при наступлении тех или иных обстоятельств. Так, перед пронскими воеводами, например, ставилась задача: «А будет воинские люди придут на Резанские места, а к Туле и к Дедилову и к Кропивне их не чаять, и с Михайлова и из Пронска воеводам быти в сходе Переяславля Резанского с стольником и воеводою со князем Дмитрием Лвовым». Лично под командой Борзецова в Пронске состояло: «детей боярских резанцов Каменского стану снизу 153 человек, Курмышан - 66 человек, казаков, резанских помещиков Каменского стану – 24 человека. Всего с Олексеем – 243 человека». За время службы он по росписи от царя получил ещё несколько заданий: «По татарским вестям велено идти в сход из Пронска к князю Петру Романовичу Борятинскому в Крапивну». А в другой раз ему было, смотря по обстоятельствам, идти или к князю Петру Борятинскому в Крапивну, или в Переяславль-Рязанский к князю Дмитрию Львову, оставив в Пронске Василия Афанасьева Тимирязева. 27 ноября 1636 г. последовал царский указ отпустить меньших воевод, в том числе Алексея Борзецова из Пронска в Москву.

Вернувшись в Москву, А.Т. Борзецов продолжил свою дипломатическую деятельность. В годы царствования Михаила Фёдоровича одним из центральных вопросов внешней политики России стали отношения с далёкой Персией (Ираном), власть в которой принадлежала кизыл-башам. Кизыл-башами в то время называли тюркские племена Азербайджана, с помощью которых в начале XVI в. в Иране пришла к власти династия Сефевидов. Это название произошло от специфического головного убора. Персидский шах Аббас материально поддержал юного царя в первые годы его царствования. Между Россией и Персией установились очень хорошие отношения.

Различные европейские государства предпринимали попытки наладить торговые отношения с государствами Востока: Персией, Индией и Китаем через территорию Московии. Когда война с Польшею была окончена, в июле 1620 г. приехал в Москву посол английского короля Мерик, который начал ходатайствовать о беспошлинной торговле и просить дороги в Персию по Волге. В 1629 г. с такой же просьбой обратился к царю посол французского короля Людовика XIII Людовик Деганс. Вслед за французским в августе 1630 г. в Москву явились послы голландские - Альберт Конрад Бург и Иоган Фелтдриль, также стремившиеся добиться беспошлинной торговли с Персией. За голландцами в 1631 г. явились датчане с теми же предложениями. Но все эти попытки кончились безрезультатно так как этому противились русские купцы, наладившие к этому времени хорошие торговые отношения с Персией. Ещё в 1623 г. московский купец Федот Котов, выполняя, в том числе, и государево поручение, совершил со своими товарищами путешествие в Персию и оставил описание «ходу в Персидское царство».

Лишь по смерти отца царя, патриарха Филарета, голштинские послы в 1634 г. смогли добиться заключения выгодного для них торгового контракта с Персией. Послы, съездив в Персию и получив позволение от шаха, от имени своего герцога заключили соответствующий договор с царём. С голштинской компанией был заключён торговый договор на 10 лет. Условиями договора было предусмотрено, чтобы десятилетний срок считать со дня возвращения послов из Персии в Москву, то есть с 3 января 1639 г.; по истечении семи месяцев от этого срока, то есть со 2 августа 1639 г., голштинцы обязались внести половину оговорённой в договоре годовой суммы в царскую казну. Для подтверждения данного персидским шахом разрешения в Москву в этом же году прибыл кизыл-башский посол, в приставах у которого и был Алексей Тимофеевич Борзецов. Однако грандиозная международная торговая сделка не состоялась. Герцог Голштинский отказался от подписанного договора, так как он был заключён послами, якобы, без его ведома. Между Московским государством и Голштинским герцогством по этому поводу разразился нешуточный международный скандал.

В 1638-1641 гг. Алексей Тимофеевич Борзецов был в должности писца в Рязанской земле. Он составил писцовые книги городов Гремячий (1638 и 1641 гг.), Михайлов, Печерники и Пронск (1639 г.). В 1640 г. возглавил комиссию, призванную составить Писцовую книгу на Рязанщине. Писцовые книги являлись важнейшим финансовым документом, потому что служили основанием для податного налогообложения населения (сошное письмо). А.Т. Борзецов, будучи рязанским помещиком и воеводой, хорошо знал эти места, поэтому и был назначен главой комиссии. В настоящее время писцовые книги XVI-XVII веков являются ценным материалом для историков и краеведов. С помощью писцовой книги А.Т. Борзецова местным краеведам, в частности, удалось установить примерный срок возникновения Спасской общежительной пустыни, находившейся на левом возвышенном берегу реки Прони, в одном километре на юго-запад от города Пронска.
В это время Россия имела с Польшей так называемый «вечный» мир. Но отношения между двумя государствами с каждым годом расстраивались всё больше и больше. Не было закончено размежевание земель в Северской Украине, поляки умаляли царский титул, в нарушение договоренностей ввозили на территорию России запрещённые товары: спиртные напитки и табак. Всё это способствовало оживлению дипломатических сношений между двумя государствами. Дипломаты были призваны способствовать урегулированию конфликтов. В 1641 г. Борзецов А.Т. опять был привлечён царём к службе в качестве пристава при послах польского короля Владислава IV. В 1644 г., когда царь Михаил Фёдорович настойчиво требовал от Речи Посполитой выдачи объявившегося в этом государстве очередного самозванца, некоего Лубы, Алексей Борзецов встречал за городом литовского гонца, Яснинского, и был у него в приставах во всё время пребывания гонца в Москве.

Начало царствования нового царя Алексея Михайловича в конце 1645 г. было омрачено набегом на южные Московские области крымских татар, находившихся в вассальной зависимости от турецкого султана. Следовало предпринять меры по обороне южных рубежей страны. Весной 1646 г. в Москве решено было предпринять наступательное движение, которое назвали Белгородским походом. Следует отметить, что в 1635-1658 гг. для надежной охраны русских владений от набегов крымских татар была сооружена сплошная линия военных укреплений Белгородская оборонительная черта. Белгород на ней занял центральное место. Эта черта протянулась почти на 800 километров по территории нынешних пяти областей Сумской, Белгородской, Воронежской, Липецкой и Тамбовской. В 1646 г. мы встречаем ещё одно летописное упоминание об Алексее Тимофеевиче Борзецове. В Белгородском походе он участвовал головой «у патриарховых детей боярских». Однако поход носил упреждающий и устрашающий характер, никаких активных военных действий не велось. Следует предположить, что это были большие манёвры, или военные сборы. А в 1649 г. мы встретили последнее письменное упоминание об Алексее Тимофеевиче Борзецове. В этот год он обратился с челобитной о перенесении рассмотрения его дела из Владимирского судного приказа в Челобитный приказ по причине его «недружбы» с судьёй, боярином Василием Петровичем Шереметьевым. О том, что это было за дело, мы не знаем.

Помимо Шайдровской вотчины в Подмосковье и нескольких поместий на Рязанщине, московский дворянин Алексей Тимофеевич Борзецов имел свой двор в Москве. Интересно отметить, что стольник Семён Лукьянович Стрешнев, к которому впоследствии перешла Шайдровская вотчина, также имел свой дом в Москве на улице Варварка. Этот дом согласно описанию в 1638 г. стоял пустым, неподалеку от него в тупике находился двор Алексея Борзецова. Можно сказать, что они были соседями, и, вероятно, были хорошо знакомы.
Tags: История Царицыно
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments