December 3rd, 2012

История Царицына. После смуты

Миф о том, что русские - это природные рабы, не способные к демократии, навязывается нам уже давно. Удивительно, что и сегодня этот идеологический штамп по прежнему жив. Тот факт, что в XVI - XVII веках для решения вопросов, определявших судьбу России, созывались Земские соборы, современные "демократизаторы" стараются всячески обходить, потому что, по их мнению, солнце демократии освещает Россию только в запада. Практику созыва земских соборов прекратил только горячо любимый современными "демократизаторами" Пётр I. Но оставим их при своём мнении. Избрание царём молодого Михаила Романова на заседавшем в Москве несколько месяцев Земском соборе - исторический факт.

Страна была в разрухе. Хотя основные польско-литовские войска покинули Россию, её наводнили шайки разбойников, которые проникали даже в отдалённые уголки нашей Родины. Эти шайки представляли самую большую угрозу, поэтому на её ликвидацию были направлены первые указы молодого царя. Он восстановил так называемую годовую службу. Это была традиция, которая сложилась ещё в годы царствования Ивана Грозного. На оборону важнейших городов и крепостей из Москвы направлялись воеводы. Обычно царский указ о годовой службе начинался так: «того же году были по городом бояре, и воеводы и дьяки, на годовой службе, и головы от Литовские, и от Немецкие и от Крымские Украины, и в Северских и в Польских городех от Литовской Украины». Контроль за действиями воеводы осуществляли опытные московские дьяки, имевшие военные навыки и подчинявшиеся через соответствующий приказ царю. Во многих случаях они становились помощниками первого воеводы. Такая служба в отдалённых гарнизонах и называлась годовой, потому что по истечении года правительство решало вопрос либо о продолжении службы ещё на один год, либо заменяло воеводу и приданного ему дьяка. Если воевода и дьяк срабатывались, то их товарищество старались не разрушать.
Сразу после того, как царь покинул Кострому и двинулся в Москву, он восстановил годовую службу в целом по стране, а оборону Костромы доверил двум воеводам, к которым в качестве своего рода "комиссара" придал дьяка Никиту Дмитриева, владельца Шайдуровского поместья. В неизменном составе все они прослужили три года с 1613 по 1615 гг. Затем в 1616 г. дьяк был направлен в Калугу вторым воеводой в придачу к воеводе кн. Ивану Троекурову.

О том, в чём состояла служба воевод и в каких условиях им в это время приходилось служить, можно судить по челобитной, направленной воеводой князем Иваном Троекуровым и дьяком Никитой Дмитриевым царю Михаилу Фёдоровичу в сентябре 1616 г. Они доносили, что царский отряд под управлением сотника Степана Юшкова 24 августа принял бой с «ворами и казаками» в Серпейском уезде в деревне Погорелый Холм. В этом бою «Михайла Федоров сын Еропкин государю служил и бился явственно: убил дву мужиков, да трех мужиков с лошадей сбил; и его, Михаила, на том бою ранили из лука по правой руке пониже плеча, да под ним же ранили коня из пищали». Воеводы ходатайствовали о награде. Нам сейчас удивительно, с какой скоростью и без бюрократической волокиты рассматривались подобные дела в те времена. 12 сентября дело было отправлено в Москву. К нему был приложен послужной список героя, заверенный его командиром. Вместе с делом в Москву прибыл сам Еропкин. 18 сентября он был осмотрен и факт ранения засвидетельствован. И тут же было принято решение о выдаче ему в качестве награды четырёх рублей.

Пустошью Коржавиной, расположенной на Большой Каширской дороге на правом берегу современной речки Городенки за пустошью Бабенково, а Бабкино тож, в первые годы царствования Михаила Фёдоровича продолжал владеть бывший глава Стрелецкого Приказа Казарин Бегичев. Как видим, молодой царь не стал сводить счёты с людьми, которые не с лучшей стороны проявили себя в годы Смуты. Наоборот, он своими первыми указами подтвердил все пожалования, сделанные его предшественниками.
Казарин Бегичев был долгожителем. Он начинал службу при Иване Грозном и пережил всех русских царей и правителей вплоть до царя Михаила Фёдоровича. Новый царь подтвердил Казарину Бегичеву, который продолжал числиться в списках московских дворян, поместный и денежные оклады, установленные ему царём Василием Шуйским «до Московскаго разоренья: 650 четей, денег 45 рублев». Мы уже приводили пример его дипломатической службы, которая продолжилась и при Михаиле Фёдоровиче. 30 октября 1614 г. он был в приставах у посланника датского короля. Нам известно, что в 1617 г. Казарин Бегичев был уже болен: «Того ж году были на Москве для огней объезжие головы … В Китае городе Казарин Бегичев, и Казарин болен, а на его место Матвей Ловчиков, да дияк Данила Яковлев, а с ними решоточных прикащиков 5 ч. да с 5 дворов по человеку»

В следующий раз мы расскажем о судьбе владельца пустоши Бабенково, а Бабкино тож стрелецкого головы Ивана Васильевича Козлова. Все остальные царицынские земли, кроме этой пустоши, пустоши Коржавиной и Шайдуровского поместья, в первые годы царствования Михаила Фёдоровича были дворцовыми. А местность наша выглядела следующим образом.

Начало 17 века 

Напомним, что все интересующиеся историей края могут более подробно прочитать о ней в нашей книге: Смыслов А.Г., Смыслов П.А. "История села Чёрная Грязь и его окрестностей в XVI - XVIII веках." По вопросу её приобретения можно обратиться по тел. 8-903-686-31-87.
  • m0tl

Встреча главы управы района Царицыно с жителями, 5 декабря в 18:00, Кавказский б-р, 37, ГБОУ СОШ № 8

5 декабря в 18:00, по адресу Кавказский б-р, 37,  (ГБОУ СОШ № 840) состоится встреча главы управы района Царицыно с жителями по вопросам: 
                  1. О ходе выполнения работ по подготовке к зимнему периоду
                  2. О работе участковых уполномоченных полиции

Если у вас есть вопросы к главе района, приходите, не стесняйтесь. Как правило обязательная часть проходит быстро, а потом начинается сессия "вопрос-ответ".

Источник: Управа Царицыно

Р.S. Почему-то на сайте управы не публикуются темы встреч, хотя на сайте префектуры имеются.  Загадка.