smyslov_a (smyslov_a) wrote in msk_tsaritsino,
smyslov_a
smyslov_a
msk_tsaritsino

Category:

История Царицына. Литовский полон (часть седьмая)

Ещё одни шайдровский переселенец из состава "литовского полона" Кузьма Иванов Вардомский был переселён с тремя сыновьями: Михаилом, Иваном и Степаном. Михаил родился в 1620 г., Иван - в 1623 г., а Степан - в 1640 г. Кузьма Иванов и его сыновья оказались долгожителями. Он сам, а также сыновья Михаил и Иван умерли почти 100-летними старцами. Фамилия их никак не подвергалась русификации и до середины XVIII века их потомки так и носили свою древнюю родовую фамилию Вардомские. Потомство Михаила пресеклось в самом начале XVIII века, а вот потомки Ивана и Степана живут среди нас. От Ивана в деревне Шайдрово произошли Шатровы, Шикуновы, Ровинские, Калекины, Махоткины, Курочкины, Тумановы, Живаловы и Баулины. Сын Степана Алексей в 1713 г. уже упоминается с фамилией Смыслов. От Алексея Степанова Смыслова-Вардомского произошли - Смысловы, Козловы, Мочалины, Губанцевы, Малышевы и Дворецкие.

Я и мой сын Павел, авторы книги об истории Царицына, являемся потомками младшего сына Кузьмы Иванова Вардомского. Когда мы увидели подтверждающие документы, мы были потрясены таким открытием. Всегда считали себя русскими, и продолжаем так считать, но оказалось, что по крови мы поляки. И это было потрясением. Стали узнавать о Вардомских, кто они такие.

Сначала нам попалась Литовская метрика 1528 г. Это была самая первая опись всех землевладельцев в Великом Княжестве Литовском по решению Виленского сейма. Называлась эта опись так: «Ухвала на великом сойме Виленском, в року 1528, м(е)с(е)ца мая 1 дня, учиненая з стороны обороны земское, колко хто с Панов-Рад, врядников и всих обывателей Великого княз(ства) Лит(о)вского з ыменеи своих ку службе военной коней ставити маеть». Каждый землевладелец со своих 5--ти подданных обязан был выставить в войско ВКЛ одного снаряжённого всадника. Сама перепись была вызвана военными нуждами. Речь Посполитая, куда входило ВКЛ, готовилась к войне с Московией. Среди этих землевладельцев мы нашли двух человек, носящих фамилию Вардомский: Фёдор Вардомский - боярин князей Гедройцев (Гедройцкого повета Виленского воеводства) поставил от себя в войско одного ратника с конём, также как и его родственница, боярыня Яцковая (вдова Яцека) Вардомская (из Ошмянского повета Виленского воеводства).

Мы почему то были уверены, что шайдровские Вардомские имели отношение к этим двум Вардомским, упомянутым в Литовской метрике 1528 г. Эту уверенностью мы отразили в нашей книге об истории Царицына, но никаких доказательств, кроме совпадения фамилий, в книге мы не привели. Нужны были дополнительные изыскания. Мы поставили задачу найти Ивана Вардомского, отца Кузьмы Иванова, установить, какое отношение он имел к боярину Фёдору Вардомскому. Задача была нелегкая. Оговоримся, что с задачей мы справились. Но без помощи Божьей справиться мы не могли. Как только мы ставили перед собой вопрос, тут же чудесным образом находился ответ. Такого количества "случайностей" просто не могло быть. Но мы старались. Нам надо было исследовать польскую литературу по шляхетским родам, зарубежные архивные источники.

Сначала перед нами более полно вырисовался образ Фёдора Вардомского. Из книги Адама Бонецкого "Poczet rodów w Wielkiém Księstwie Litewskiém w XV i XVI wieku" (29-й том Литовской метрики) мы узнали, что в 1541 г. Фёдор Якович (Яков, как позже выяснилось, оказался нашим самым древним предком, родившимся в середине XV века!!!) Вардомский (Wardomski Fedor Jackovicz) был личным слугой польской коКоролева Бонаролевы Боны (urzędnik krόlowéj Bony).

Эта польская королева была интереснейшей личностью. Овдовевший в 1515 г. польский король и великий князь Литовский Сигизмунд не имел наследника. Род Ягеллонов по этой причине мог пресечься. Тогда папа римский предложил 51-летнему королю в жёны дочь миланского герцога и Изабеллы Арагонской - Бону Сфорца Д'Арагона. В момент их брака ей было 26 лет. В 1520 г. она родила будущего правителя Речи Посполитой Сигизмунда-Августа. Бона играла чрезвычайно активную роль, стала владелицей многих земель в Польше и Литве, способствовала укреплению королевской власти. За это была ненавидима польскими и литовскими магнатами и шляхтой.

О королеве говорили (см. Итальянские страсти белорусской королевы // http://www.interfax.by), что у неё был гарем из красавцев-офицеров, которыми она себя окружила. Об этом доложили королю и он приказал всех их казнить, но Боне удалось уговорить короля помиловать 3-го, 9-го и 27-го из предложенного списка. Считается, что она была великолепной интриганкой, сумела в 1546 и 1550 гг. организовать отравление не понравившихся ей жён своего сына, за что стала ненавидима и им. Но что это означает для нас? Выходит, что Фёдор Вардомский, предок множества царицынских жителей (это мы докажем чуть ниже), был одним из трёх уцелевших офицеров? Тогда его можно сравнивать с самим Д'Артаньяном. Д'Артаньян, как известно, тоже служил королеве и стремился стать королевским мушкетёром, а Фёдор Вардомский, как мы убедились, имел звание королевского (господарского) дворянина. Отметим только, страсти, которые кипели вокруг польского и литовского престола в середине XVI века, были куда "круче", чем при французском королевском дворе, описанном в знаменитых романах А. Дюма. Королеву Бону выслали из Польши за её интриги на родину в Италию в 1556 г.

Царицынские потомки Фёдора Вардомского
Tags: История Царицыно
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments