smyslov_a (smyslov_a) wrote in msk_tsaritsino,
smyslov_a
smyslov_a
msk_tsaritsino

Categories:

История Царицына. Пожарная пустошь

Если внимательно рассмотреть названия и места нахождения левобережных стрешневских пустошей, то мы увидим, что только две из них, были расположены непосредственно «на речке на Язвенке», то есть на её берегах, а именно, пустоши Кучино и Кокорево. Две другие пустоши, Починок, а Старое Кокорево тож, и Афонасово, а Гришино тож, были расположены несколько в глубине.

Часть земель в верховьях речки Язвенки в начале XVII века не была освоена, так как земля была заболочена и не годилась для хозяйствования. Эти земли не были разделены между владельцами и никогда не были размежёваны. Здесь были ничейные земли. Но, очевидно, постепенно они могли вовлекаться в хозяйственный оборот. На эти земли могли обратить внимание соседние владельцы и попытаться оформить на них свои права. Для этого приглашался подьячий, который осуществлял «дозор». Владельцу, обнаружившему такие «пустые» земли, выдавалась дозорная грамота на них, которая однако не могла считаться надлежащим законным основанием для владения, то есть крепостью.

Владельцы села Булатниково обратили своё внимание на такие земли, расположенные как на правом, так и на левом берегу речки Язвенки, то есть по смежности к своим владениям. Это были земли двух пустошей: пустоши Высокой на правом берегу речки и пустоши Пожарной – на левом берегу. Пустошь Высокая была отхожей пустошью московского дворянина Ивана Гаврилова сына Кондырева, за которым она была закреплена, но из-за удалённости её от основных его владений была, по-видимому, в хозяйственном запустении. Стрешневы не могли не знать о факте принадлежности этой пустоши Ивану Гавриловичу Кондыреву, но их крестьяне явочным порядком начали её освоение. Пустошь же Пожарная, действительно, никому не принадлежала и не осваивалась. На эту пустошь Стрешневым 18 ноября 1644 г. и была выдана дозорная грамота. Оригинальный текст этой дозорной грамоты до нас не дошёл. Дозорные грамоты выдавались на земли, вновь выявленные в ходе дозора, которые ранее не были описаны в писцовых книгах, но на которые никто явно не претендовал. С указанного времени обе пустоши стали считаться прописными. Это означало, что владелец открыто их использует, но документов на их владение, то есть крепостей, не имеет. Через сто с лишним лет вокруг принадлежности пустошей Высокой и Пожарной разгорелись споры.

Итак, впервые название пустоши Пожарной мы встретили в документах, описывающих владения боярина Ивана Федоровича Стрешнева, а именно его жеребий в Московском уезде в Ратуеве стану - село Булатниково на речке на Журавенке с пустошми: «пустошь Пожарная, а в ней по дозорной грамоте 153 году ноября в 18 день написано пашни 14 четвертей». Как видим, пустошь Пожарная по размеру пашни была небольшой. Это объясняется тем, что большую часть территории этой и других стрешневских пустошей на левом берегу речки Язвенки занимали заповедные леса и заповедная роща. В то время в качестве заповеди, то есть законной установки, считался запрет рубки в этих лесах и рощах всем лицам, кроме их владельцев. Нарушителям заповеди грозили штрафные санкции. В XVIII веке при описании владений Кантемиров названия доставшихся им пустошей Кучино и Кокорево, Починок, а Старое Кокорево тож, Афонасово, а Гришино тож, почти не встречаются. Наоборот, название пустоши Пожарной стало для всех них собирательным: «пустошь Пожарная с пустошми».

Если бы мы в старину ехали из Москвы по Большой Каширской дороге, то сразу за землями пустоши (деревни) Ореховой после небольшого оврага, впадающего под тупым углом в речку Язвенку, находилась пустошь Высокая, Язвенка тож. Эта пустошь располагалась на правом берегу речки Язвенки по обе стороны дороги и граница её начиналась от вершины Хмелёвского оврага. Ныне по земле этой пустоши проходит отрезок Шипиловского проезда от Орехового бульвара до Ясеневой улицы. Как мы уже писали, эта пустошь при раздаче поместий досталась Ивану Гаврилову сыну Кондыреву, но фактически её хозяйственно начали незаконно осваивать булатниковские крестьяне.

Верховья речки Язвенки достались князю Василию княж Петрову сыну Львову, а от него перешли к его родному брату князю Семёну княж Петрову сыну Львову. Одна из его пустошей с левого берега речки называлась пустошью Подлипичье, но в раздаче она не была упомянута.
Tags: История Царицыно
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment